viki-san555
Название: Аукана
Автор: WTF Xenophilia 2014
Бета: WTF Xenophilia 2014
Размер: мини, 2401 слово
Фандом: ориджинал
Пейринг/Персонажи: ОМП/ОМП (аукана/человек)
Категория: слэш
Жанр: ангст, ХЭ
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: групповой секс
Краткое содержание: географическая экспедиция отправилась на исследование подземного города...
Примечание: понравилось? Поддержите нас, проголосуйте за любую работу команды WTF Xenophilia 2014 на спецквесте! Или включите команду WTF Xenophilia 2014 в свой список итогового голосования!



Сейчас я знаю только одно простое правило: верь всему на слово. Верь островитянам, верь портовым алкоголикам, верь ребятишкам, верь ночным девочкам. Верь во всё, что они скажут. А тогда, отправляясь с командой дайверов на затерянный в Тихом океане остров, я ещё не верил во всякую чертовщину. Я, младший помощник в составе группы, отправлялся снимать редчайшее природное сооружение, за год до того открытое дайвером-любителем. Специалисты называли его Пещерным городом. Необыкновенный комплекс подводных пещер начинался у самой поверхности и уходил в недостижимые чёрные глубины океана. Мой старший брат узнал об этом и предложил своему боссу организовать экспедицию. Их географическому журналу не хватало статьи на обложку номера. Проблем ничто не предвещало, мы наняли небольшой рыбацкий корабль и отправились к острову. Нас встретил шумом и запахом рыбы маленький прибрежный городок. Его жители кормились рыбным промыслом и деньгами из карманов учёных, экологов и редких туристов. Нам предлагали сувениры, проводников, лучший номер в бараке, отдалённо напоминающем гостиницу, но стоило сказать о том, что мы хотим исследовать пещеры с западной стороны острова, как гостеприимные туземцы просто отворачивались и уходили прочь. Никто не давал нам ни лодку, ни проводника и даже не рассказывал о причинах такого категоричного отказа.
Только один старик соизволил вынуть изо рта трубку и дать односложный ответ на кучу вопросов, которые обрушил на него наш переводчик.
− Аукана.
− Это что такое? − Арчи с недоумением посмотрел на переводчика.
− Трудно сказать, на местном диалекте это дьявольская рыба.
− Спроси его, это акула? В пещерах водятся акулы? Скажи, что если это их божество, мы его не тронем. Нам нужны фотографии, мы этих ребят любим также сильно, как они нас. Мы сделаем фото и уплывём.
Переводчик попытался отработать свои деньги, в ответ старик сказал ещё несколько слов и, надвинув на лоб широкую шляпу из пальмовых листьев, погрузился в безмятежный сон.
− Ну и что?
− Он говорит, аукана не акула и сфотографировать его можно только в одном случае. Если фото свадебное.
Так ничего и не добившись, мы решили взять собственные лодки и, обогнув остров, выйти к пещерам прямо с корабля. Солнце медленно опускалось за горизонт, воздух наполнял непередаваемый запах водорослей. Мы с ребятами решили порыбачить. Главный редактор журнала и по совместительству наш спонсор был заядлый рыболов, и он требовал, чтобы в сборке обязательно присутствовало фото пойманной рыбы.
Леска сильно задергалась, и мы начали наматывать её на основу, ожидая приличный улов. То, что произошло потом, я никогда не забуду. Из воды взметнулась большая рыбина, а следом за ней что-то ещё. Команда шарахнулась в разные стороны, а рыбина ударила в меня и сбила с ног. На палубу мы рухнули одновременно, оказавшись нос к носу: я и здоровенное нечто, смотревшее на меня совершенно человеческими глазами. Размером существо было чуть больше человека, но человеческого в нем оказалось очень мало. Сильный мужской торс, лицо, руки, а вот ноги заменял хвост. Настоящий акулий хвост, блестящий, до самого плавника покрытый крупной чёрной чешуёй. На теле чешуя была помельче, она тускло сияла, сливаясь цветом с кожей. Острые длинные шипы на плечах и локтях, когти на пальцах и шипастый гребень вместо волос на голове.
От удивления и страха все застыли и, похоже, никому даже в голову не пришло бросить в существо гарпун или накинуть на него сеть.
А существо тем временем схватило рыбину за хвост – кажется, мы случайно подцепили на крючок ужин этого парня, − а я неожиданно вцепился ей в голову.
− Чарли, отдай ему рыбу, − пролепетал Арчи.
Я был совсем не против и, отцепив крючок, бросил тушку существу. Оно зашипело, а потом легко двинулось к борту, помогая себе мощным хвостом. У самого борта человек-акула повернулся ко мне, фыркнул и с треском разорвал рыбину пополам. Бросив половину мне под ноги, он рывком перевалился через борт и с плеском ушел в воду.

− Хоть кто-нибудь догадался сделать снимок? − пролепетал наш оператор.
Естественно, таких ненапуганных среди нас не нашлось. Зато, вооружённая до зубов, наша охрана всю ночь проторчала на верхней палубе. Мы тоже не спали, пытались зарисовать существо по памяти, измеряли царапины, оставленные его хвостом, исследовали половину рыбы, но даже не помышляли об отмене завтрашнего погружения. Молодые, неопытные исследователи жаждали приключений, начало которых так бездарно пропустили. Кроме меня.

Я злился и обижался, потому брат не разрешил мне плыть с опытными дайверами в Пещерный город, а должен был дополнить фотосессию обычными снимками дна. Ракушки, рыбки, осьминоги и прочие мелководные красоты тропического моря. Такие фото потом можно было вставить в любые другие статьи о подводной жизни. Я хотел спросить, входит ли сьемка подводных красавцев в этот пакет, но не стал нервировать братишку. Он и так был зол, испуган, к тому же сильно рисковал. В сущности, его команда обнаружила новую, может, даже разумную форму жизни, и теперь брат решал, позволить ли ребятам про это написать или мудро промолчать, чтобы не прослыть чудиками.

Существо я сразу не заметил: оно по-кошачьи притаилось за камнями. Его выдало помахивание шипастого хвоста. Мы замерли. Я мог резко всплыть, хоть это и грозило кессонкой, но не стал. И на всякий случай отстегнул гарпун, выставив его перед собой. Существо это не впечатлило, оно стало кружить около меня, но не пытаясь бросится. Скорее, оно меня рассматривало. На его шее пульсировали прорези жабр. Накануне на суше я их не заметил. Это ритмичное движение отвлекло меня, и я не успел среагировать, когда аукана молниеносно бросился и схватил меня за руки, не давая использовать гарпун. В голове зафиксировалась ровно одна мысль о том, чтобы он не сорвало с меня маску и кислородные баллоны. Я сильно лягнул человека-акулу, вынудив его отпустить меня, и попытался всплыть, но мне не дали, крепко схватив за ноги. Я в панике рванулся, и тут на смену панике пришло удивление, вогнавшее меня в ступор. Существо, крепко удерживая меня, совершало тазом вполне характерные движения. Оно пыталось спариться со мной!
Так мы провисели в воде достаточно долго. Существо тёрлось об меня, я не двигался. Наконец это ему наскучило, человек-акула бросил меня и уплыл по своим делам. Я же насколько можно быстрее вернулся на корабль. Брату вечером я ничего не рассказал, стыд был сильнее научного интереса.

Материала набралось много, он требовал обработки и следующую ночь мы решили провести на острове. Тогда-то и начались мои неприятности. Я всего лишь хотел приобрести своей девушке сувенир, поэтому отправился в город, но на обратном пути какие-то ребята прямо посереди людной улицы треснули меня палкой по голове. Предсказуемо никто из местных ничего не видел.
Очнулся я от холода и боли в затёкших мышцах и обнаружил себя в пещере, привязанным к странной конструкции из палок. Я словно висел в воде. Руки вытянуты, ноги широко раздвинуты, только голова на поверхности. Рядом со мной в таком же положении висели две женщины из местных. Одна что-то негромко напевала, а другая рыдала. Я покрутил головой и увидел вооружённых мужчин и уже знакомого старика. Он, как и в прошлый раз, курил трубку.
− Меня найдут, у вас будут проблемы.
− Да, я знаю. А что поделать? Аукана избрали тебя для нереста. Их младший посланник сказал старшим и госпоже, что ты красивый и можешь отращивать хвост. Кто я такой, чтобы их разубеждать! Они живут в пещерном городе, мы веками приносим им жертвы. Надо дать им то, что они просят. Иначе рыбы не будет, урожая, сокровищ с затонувших кораблей. Я староста, мне город кормить. На ваши подачки нам детей не вырастить.
− Значит, говорите на нашем языке?
− Значит, говорю, − улыбнулся старик, − Хуто, давай склянки.
Он вылил в воду странное беловатое вещество и свидетели нас покинули. Я попытался подёргать верёвки, но эти гостеприимные ребята крепко нас скрутили, прямо от души.
− Как думаете, кто нас сожрёт быстрее? Акулы или красивые хвостатые мальчики? − поинтересовался я у женщин, отчаянно дёргая ногами и пытаясь выбить деревяшки из ила.
Ответом мне стало более громкое пение и более истеричное рыдание.

Существа приплыли слишком быстро, наверное, просто ждали, пока им дадут сигнал той белой мутью, что старик вылил в воду. Один аукана пристроился между ног рыдавшей женщины, она громко закричала. Второй медлил, рыча и фыркая. Наконец, он принял решение не в пользу певицы. Человек-акула мощным рывком дернул тело певицы, вода мгновенно окрасилась в красный цвет, и большая часть женщины исчезла. На деревянных штырях остались только руки. От ужаса у меня отнялся язык, к горлу подкатила тошнота. Мой аукана навис надо мной, обнажая острые зубы. От него пахло солью, водорослями, кровью и чем-то странным, будто мятой. Аукана навалился на меня, боль пронзила до самого затылка. Я зажмурился, содрогаясь, и сжал кулаки. Чешуйки на его теле тёрлись о мою кожу, твёрдый, прохладный стержень внутри двигался размеренно и мощно, но меня мало интересовала их анатомия, я хотел просто выбраться отсюда живым. Аукана даже попытался меня приласкать, обхватив мой член жесткой ладонью. Это не помогло нашим интимным отношениям, я захлёбывался кровавой водой, и просто пытался не утонуть. Совокупление быстро закончилось, существо вскрикнуло и отвалилось от меня, наполнив холодной дрянью. Женщину тоже оставили в покое. Я стал дергать руками, стирая кожу. Мне было наплевать, что меня только что изнасиловала странная тварь. Я хотел выбраться отсюда живым.
Вода снова забурлила. Вот только аукана были не те, что оставили нас с минуту назад. Новые оказались огромными, ярко-красными созданиями с острыми высокими гребнями. Они поднялись над водой, и я увидел там, где у мужчин и, как выяснилось, у мелких черных аукана член, у них располагались толстые щупальца. Этот клубок шевелился и тянулся вперед. Кончики истекали мутными вязкими каплями. Существо наклонилось ко мне, лизнуло в щёку. Я не выдержал и зарычал в лицо чудовищу как дикий зверь. Монстр только усмехнулся, совсем как человек. Тут же мои руки и ноги оказались свободны, я попытался вырваться, но меня держали крепко. Красный аукана поднял меня над головой, и принялся вылизывать между ног, а потом опустил меня вниз и часть его щупалец заполнили мой растянутый его предшественником проход. Скорее всего, первое совокупление и для этого и предназначалось, иначе бы щупальца красного гиганта разодрали меня в клочки. Боли я почти не чувствовал, только жжение и неприятное натяжение. Существо проникло в меня глубоко, щупальца проворачивались, растягивая ещё больше. Я цеплялся пальцами за его руки, царапаясь о чешуйки. Жжение и боль отступали, внутри становилось всё теплее и приятнее, я даже не понял, когда боль сменились удовольствием. Щупальца дразнили мои соски, а одно настойчиво ткнулось мне в губы. Я впустил его и принялся жадно сосать. Красному это понравилось, он довольно заурчал. Ещё одно щупальце обвило мой член. Я погладил красного по лицу, аукана легонько прикусил мне пальцы. На краю сознания царапнула мысль, и я бросил взгляд на свою партнёршу по несчастью. Похоже, эти твари предпочитают мальчиков, потому на этих деревяшках висели только руки. Если бы получилось забыть обо всём безумии происходящего, то мне было бы абсолютно хорошо. Мы кончили одновременно, я задрожал, изливаясь ему на живот. Щупальце выстрелило мне в рот вязкой, горькой жидкостью. Семя красного аукана было не в пример горячее, чем у чёрного, я ощущал, как оно наполняет моё тело и стекает по ногам. Потом он мягко оттолкнул меня от себя, я упал грудью на песок и, не в состоянии свети ноги, попытался отползти подальше от воды, но бессильно замер на песке, корчась от внезапно накатившей боли. Мышцы живота судорожно сжимались снова и снова. Из меня … вырвались маленькие золотистые шарики. Господи боже! Я метал икру! Мне не было больно. Горячо и мокро − да, страшно и унизительно, но не больно. Наконец, жар и спазмы в животе исчезли, я обернулся и с воплем пополз к выходу. В воде кружил огромный клубок существ! Он извивался, больше напоминая змей, и окружал золотое создание, у которого вместо мужского органа была трубка. Она всасывала воду вместе с выметанной мною икрой. Я попытался встать, но мне не позволили. Щупальца обвили лодыжки и рванули меня за ноги прямо в воду. Я успел глотнуть воздуха, пытаясь задержать дыхание, но в этом не было необходимости. Красный человек-акула накрыл мои губы своими, дыша за меня, а в моё тело снова ворвалась его плоть. Я судорожно вдохнул теплый соленый воздух, выгнулся, разрывая поцелуй и встретился взглядом с золотыми зрачками.
Больше я ничего не помню. Очнулся утром на берегу, меня нашел брат, обнажённого, лежащего на груде золота и драгоценностей. И никто из местных не вытащил из-под меня ни монетки. В руке я сжимал фотографию, на которой я плыл в воде на теле огромного золотого существа.

− Что это? − орал мой брат на проклятого старикана.
− Свадебное фото, − невозмутимо ответил тот.
Я едва не проклял его за смерть двух женщин, но словно не услышал.
− Они выбрали тебя для рождения своих детей. Они показали тебе госпожу. Ты сюда ещё вернёшься, у тебя нет выбора, белый мальчик с волосами цвета золота и глазами цвета океана.
И он поцеловал мою руку.

Месяц я провёл в больнице, не разговаривая и глядя в одну точку. Ничего кроме нервного истощения врачи у меня не нашли. Даже следов сексуального насилия не осталось. Где я был до самого рассвета, что ещё сделали со мной эти создания, я не помню.
С тех пор прошло семь лет. Не знаю почему, но тогда фотографии пещер не пошли в печать. Брат уволился, и теперь он работает сам на себя, организуя экспедиции для разных журналов. Я с тех пор не занимался дайвингом. Стоило только подойти к воде, и перед глазами всплывала красная от крови муть, затекающую мне в рот. Живот скручивало спазмами и я, задыхаясь, от боли, проваливался в беспамятство.

Я семь лет боролся со своими демонами, но не смог их победить. Осталась только одна возможность. Первым на острове меня встретил старик. Он только улыбнулся, когда я сошёл с туристического катера и бросил сумку к его ногам. За эти годы он научился лучше отводить глаза. Теперь он не просто сидит на шатком табурете, а вырезает из дерева фигурки русалок. И совсем не постарел, может он тоже не человек?
− Ты вернулся.
− Никто ничего о них не узнал. Мой брат и другие никому не рассказали. Они будто забыли. Говорили о пещерах, ругали ваш город. А о них не слова.
− Да, госпожа позаботилась об этом.
− Золотая рыба?
− А может серебряная? Кто знает. Только тебя за все эти годы они оставили в живых, только тебе было позволено плавать на её спине. Ты ведь забрал у брата ту фотографию, золотоволосый мальчик?
− Веди меня в пещеру.

Меня встретил тот чёрный человек-акула, который делился со мной рыбой. Я сразу его узнал. Он спокойно ждал, пока я разденусь. Я лёг на песок и закрыл глаза, он с интересом наблюдал, как я смазываю себя. Я откуда-то знал, что тогда их тела обильно выделяли особую смазку, расслабляющую мышцы, и я бы не умер от разрывов. Но за семь лет я привык так. Потом отвыкну, а пока хочу перестраховаться. Аукана накрыл меня собой и проник внутрь. Я обнимал его, вырисовывая пальцами рисунок чешуек. Вода у него за спиной забурлила, начался нерест. В этот раз он будет только для меня. Аукана ласково потянул меня в воду, и я вскрикнул, когда на моей шее открылись жабры. Память ко мне не вернулась, я ничего не вспомнил. Но демоны ушли.
Я просто вернулся домой.

@темы: Фантастика, ксенофилия, писательство